Стараюсь не читать лент в социальных сетях, которые для меня давно стали просто альтернативной связью с теми, чьи телефонные номера не сохранила записная книжка. Однако недавно зацепился глаз за пост одной из мам, готовившей ребенка к первому классу.

«Учитель может быть не прав», «Не давай себя в обиду» и прочие расхожести преподносились как универсальное лекарство для неминуемо болезненной социализации. При этом ни один из советов не был лишен оснований. А списком все это смотрелось как напутствие перед длительным этапом в сибирскую ссылку. Что же о нативной психологии думает профессионал?

— Психологии обязательно нужно учиться, — говорит один из самых именитых психологов в Оренбурге Марина Стуколова. – Потому что только специалист может разглядеть внутренние индивидуальные ресурсы человека и умело привести его к точке выбора дальнейшего пути. Понятно, что есть мудрые бабушки-гадалки и экстрасенсы, которые обещают чудо. И есть у многих к этому совершенно шальная тяга. Но психолог — совершенно другая история. Это область действенного сотрудничества клиента и специалиста по поводу конкретной ситуации. Здесь не бывает общих расхожих советов. Нужна четкая осознанность специалиста. Бывают клиенты, с которыми очень долго работаешь, чтобы только состоялся контакт. И только потом мы сможем определить, что ему нужно. То есть ему плохо, а доступа к нему нет. И психологу надо основательно попахать, чтобы добиться контакта. И еще очень важно: встречается не только глухота клиента, но и глухота консультанта, который контактирует с какой-то своей сверхценной идеей. Или он приверженец какого-то метода. И будет двигать свое, реально не понимая, что нужно человеку. Поэтому здесь важен профессионализм, который формируется массой вещей. Образованием, опытом, связями и обратной связью с клиентом, обязательной личной терапией и прочими нюансами.

— Марина, я знаю, что по первому образованию вы медик. Долго проработали психологом в Центре планирования семьи и репродукции и сделали очень много для развития самой службы психологической помощи в Оренбурге и подготовки практиков.

— В Москве и Санкт-Петербурге готовили специалистов, но, по сути, когда я училась, не было никакой психологии. И вот с 1992 года, когда меня приняли на работу в Центр планирования семьи, никто не видел различий между психологом и психиатром. Еще захватила момент, когда приходилось подписывать  справки для того, чтобы развели супругов. Но я активно продвигала именно идею психологической помощи здоровым людям, которые попали в какие-то сложные жизненные ситуации. Я человек максимально практический. Мне важно конкретному человечку помочь, чтобы в его жизни завтра чуть-чуть было лучше. Да, мы нацелены на результат. Но в этой области важна терапия, то есть определенный процесс. Что сейчас ты замечаешь? В чем еще нуждаешься? Так, чтобы человек был ориентирован. Дальше очень важна поддержка. Очень всегда важно смотреть в ресурс человека, в его таланты, в его силы. Психолог должен запустить сначала процесс выживания, а потом — развития. Именно так я действую сама, этому обучаю и тех, кто постигает тонкости профессии психолога.

— Областью Вашего профессионального интереса остается семейная проблематика?

— Основное — это взаимоотношения в семье. Работа с людьми, испытавшими много страданий и выживания, но не жизни. Очень много таких людей. Приходят, например, с проблемой: «Мне 38 лет, а еще не была замужем». Бесплодие сюда же можно отнести. Просто реально вырождаемся. Когда я начинала работать, была статистика, что 15—18 процентов заключенных браков бесплодны. А сегодня это количество выросло. И часто причины его психологические. У меня в практике есть случаи, когда медицинской помощи не было совсем, только психологическая работа. Одна подопечная через 14 лет родила, другая – через 11 лет. Вот недавно мне выслали фотографию с дитем в коляске. Это результат терапии, консультирования, участия в различных личностных группах. А сейчас в своем Центре мы запускаем актуальный женский тренинг-проект. Уверена, что эта форма станет мощным инструментом поддержки и укрепления психологического состояния наших клиентов.

— Сколько человек за эти годы прошли через Ваши профессиональные руки?

— Интересно, никогда не считала. Думаю, что где-то около 20—25 тысяч человек. У меня достаточно большой объем приема, потому что у людей огромное стремление жить полноценной жизнью. Но ей иногда очень сложно бывает радоваться без понимающего взгляда психолога.

 

Центр психологии «Марина Стуколова и Ко»

г. Оренбург, пер. Бухарский, 5/1,

8 (3532) 977-156, 960-565, 8-912-846-05-65

e-mail: psyzentr-stukolova@yandex.ru     сайт: psyoren.ru

Share This