Накануне вынужден был делать многомильный автопробег из Воронежа. И дорога вышла нервная. Трасса вся в ремонтах. Не полет, а сплошное ожидание реверса. Особенно под Самарой, у Нефтегорска. Просто подряд аварийные участки. Только разбежишься – опять затор. Стоим у светофора, ждем в очередной раз встречку. А мимо через сплошную мчит кроссовер в самое начало ряда. Объезжает пыльных дальнобойщиков, азербайджанцев с кульками на крышах, плачущих в душных легковушках детей. И по-хамски перегораживает мне крылом ход, чтобы пропустил его в ряд. Возмутительно, даже обидно. Все люди как люди. Понимание имеют. И такт. А этот – по головам пробежал, будто оно и нужно так. Смотрю, просто заливается от счастья, машет мне в окно, мол, не злись. Опускаю глаза на его номер, чтобы понять, из какой такой вотчины этот «оптимист». А там вокруг трех шестерок читается буквенное «ИксЕР». «А, проезжай,— сетую, — раз оно так, не мне тебя воспитывать». Прав ли я в своем терпении, как вообще нужно сегодня реагировать на внешние раздражители, от каких примеров отплясывать?

Есть о чем поговорить с профессиональным психологом.

— На самом деле нам есть, на что опираться в жизни и от чего плясать, — говорит психолог Светлана Балашова. — Есть общечеловеческие ценности, которые не зависят ни от страны, ни от режима, который здесь есть. В этих основах наше спасение. Не только нации, человечества в целом.

Светлана Балашова в профессии с 1992 года. Получив образование врача-терапевта, она работала психотерапевтом в обычной поликлинике. Прошла курсы повышения квалификации Санкт-Петербургского института консультирования и психотерапии «Гармония», по семейной психотерапии государственного вуза — высшей школы психологии (институте) в Москве.

— Чаще всего психотерапевт — это врач, — продолжает Светлана. — Он психиатр по образованию, и он имеет право на два способа лечения: медикаментозное и психотерапевтическое. Это лечение разговором, скажем так. И мне вторая область была ближе и интереснее. Моими пациентами были люди, которые жили вокруг поликлиники и приходили туда с какими-то жалобами. Я проработала в этом формате до 2000 года, а потом меня пригласили на кафедру психиатрии, наркологии и психотерапии медицинского университета. Открылся факультет клинической психологии в Оренбурге. Мы стали готовить клинических психологов. И параллельно я продолжала работать с людьми уже в формате частного кабинета психологической помощи, который открыла в 2013 году. Больше свободы, больше возможностей.

— Вы преподаете и вырастили целую плеяду последышей?

— В этой части есть о ком рассказать. Например, в центре семейной психотерапии работает психолог Екатерина Тимошенко. Молодая, но очень перспективная. В госпитале ветеранов войн трудится Ксения Кулешова — тоже моя выпускница. Отличный специалист. Есть люди, которые занимаются частной практикой, мои выпускники. Например, Светлана Алексеева. Есть те, кто уехал и работает в Сибири, Москве. Наши специалисты достаточно востребованы в России, потому что обладают великолепным уровнем подготовки. Я недавно ездила на конференцию. Слышала много хороших отзывов о нашей Оренбургской школе подготовки кадров. Кстати, сейчас я заканчиваю программу московского Гельштальт института. Это дополнительный метод психотерапии, который я все шире и шире использую на практике. Российское сообщество психологов и психотерапевтов создало обучающую и поддерживающую программу. Оказывают профессиональную поддержку, например, в виде супервизии. То есть в области профессиональных советов, разборов сложных случаев. В нашей профессии важно, чтобы специалист не выгорал. Есть сложные клиенты, с психическими травмами и расстройствами. Если специалист на чем-то одном сосредоточен, программа помогает посмотреть на проблему с разных точек зрения. У нас потихонечку создается профессиональное сообщество гештальт-терапевтов. Я вижу в этом большие перспективы для развития.

— Кто становится Вашим основным пациентом, учитывая, что у нас в стране третий десяток лет какие-то сложные времена?

— У меня две основные категории: клиническая область и сфера семейных или профессиональных отношений. Обращаются люди, у которых есть какие-то трудности в построении социальных коммуникаций. Чаще, конечно, в семье. Какая-то неудовлетворенность. Приходят с депрессиями. Этот недуг занимает второе место по распространенности после сердечно-сосудистых заболеваний. Различные страхи у людей, фобии. Сейчас очень много панических атак, раздражительность, нарушение сна и так далее. Трудно жить с этими эмоциональными нарушениями. Я работаю индивидуально и провожу сеансы групповой психотерапии. Пришел человек с симптомами, мы разобрали, поняли и осознали те факторы, которые создают проблему. Убрали. И депрессия вместе со страхами уходит. В поле внимания психолога остается человек со своей уникальной жизненной ситуацией, со своими способами жить. Моя главная задача как психолога, чтобы пациент научился ЖИТЬ, полноценно, разнообразно, а не только выживать в кризисах и трудностях.

 

«Кабинет психолога»

г. Оренбург, ул. Березка, 13

8-905-819-24-52

8 (3532) 23-24-52

Share This