О наших кудесниках-врачах, которые приводят в порядок сосуды и сердце, используя рентгенохирургические методы, знаю давно. Потому что почти четверть века назад это был прорыв нашей региональной медицины, ставший общероссийским флагманом наукоемких технологий. Заведующий отделением Виктор Демин показал тогда свою операционную, которая в большей степени походила на рубку инопланетного корабля. На мониторах в контрасте пульсировали разветвления сосудов, по которым поднимался микроскопический контейнер со специальным стентом. А за стеклом несколько докторов колдовали над очередным тяжелым пациентом, управляя всей этой передовой машинерией у дуги всевидящего рентгенаппарата. Чудо! С помощью тончайшего прокола где-нибудь в области ноги уже тогда выполнялись сложнейшие операции на сосудах и сердце.

— У нас есть целый ряд своих наработок, которые редко встречаются где-нибудь еще, – говорит заслуженный врач Российской Федерации, доктор медицинских наук, заведующий отделением рентгенохирургических методов диагностики и лечения ГБУЗ «Оренбургская областная клиническая больница», главный внештатный специалист по рентгеноэндоваскулярным диагностике и лечению области, профессор кафедры клинической медицины Института профессионального образования Оренбургского государственного медицинского университета Виктор Демин. ­— Эти наработки помогают добиваться лучших результатов. Одна из них – быстрое внедрение новых методов диагностики, новых видов операций. Это позволяет нам оставаться лидерами на российском уровне по наиболее точным методам диагностики заболеваний сосудов — внутрисосудистым ультразвуковым и оптическим исследованиям. Еще одна – свой коечный фонд. В отличие от многих других отделений страны, у нас встреча рентгенхирурга с пациентом не ограничивается только операционной, оперирующий врач сопровождает больного до момента выписки из стационара, что, конечно, напрямую влияет на качество лечения. Сейчас больные у нас лежат меньше суток до операции. За это время необходимо встретить и обследовать пациента, убедиться, что нет какой-то патологии, которая мешает выполнить плановую операцию. Написать показания, оформить историю болезни, взять дополнительно необходимые анализы, чтобы мы могли спокойно на следующий день прооперировать. После операции, когда больной сразу к нам возвращается, опять же вести больного, готовить его выписку. Все это было бы невозможно, если бы совместно с хирургами больных не вели наши врачи-кардиологи. И от качеств кардиолога зависит очень многое. И больше того. У нас были случаи, когда к нам приходили люди и не смогли работать в этом месте. Наша интенсивность труда, необходимость быстрого применения знаний, оценки всего в комплексе — не все это могут. Наш коллектив в большей степени мужской. 15 хирургов в отделении. Из них женщина только одна — врач-рентгенхирург Марина Мурзайкина. И на самом деле не очень часто в нашей профессии, когда женщины работают на столь высоком уровне. Отдельные слова стоит сказать и о женщинах-кардиологах Елене Ильницкой, Екатерине Ломакиной, Нурие Минакаевой и Ольге Поляковой, которые в нашем отделении трудятся с полной самоотдачей. Коллектив отделения, конечно, менялся со временем. У нас большинство наших кардиологов, если уходили, то на повышение. Другими словами, наше отделение — это еще и настоящая кузница высококвалифицированных кадров. А самое главное, государство вложило огромные деньги и совершило прорыв в развитии сосудистых центров. Количество операций возросло не просто кратно, а многократно в стране и Оренбуржье. И если мы раньше отставали от Европы в 20—30 раз, то сейчас по количеству экстренных операций мы близки к европейским показателям. Сегодня стоит вопрос об увеличении плановых операций, потому что только в этом случае будет сохраняться рост продолжительности жизни россиян. Количественный аспект плановых операций имеет большое значение.

— Какие новые технологии Вы приняли на вооружение недавно или планируете сейчас?

— Сейчас в Москве уже в квоты экстренной помощи включена операция при остром инсульте. В этом году мы закупили инструментарий и тоже готовы к таким операциям, первая из них выполнена буквально на днях. Важно, что примерно у трети больных инсульт возникает потому, что есть бляшка в сонных артериях. Этим больным можно сделать плановое стентирование этих артерий. У нас опыт этих операций примерно приближается к полутора тысячам. Один из самых больших опытов в стране. Эти операции можно делать достаточно безопасно. И намного-намного отодвинуть опасность и вероятность инсульта. То же самое при коронарной патологии. Если мы сделали вовремя, когда у человека только появились боли, сделали ЭКГ, коронарографию, сделали вовремя операцию – естественно, опасность гораздо меньше. Надеемся, что в следующем году, после передачи финансирования операций на коронарных артериях из бюджета в ОМС, увеличится возможность расширения таких операций, как чрескожная имплантация клапанов сердца, которые уже освоены нами, но потребность составляет не 4-5, как сейчас, а 50—100.

— Насколько сегодня доступна такая высокотехнологическая помощь для жителей области?

— Кроме нашего, появились еще аналогичные отделения в Оренбурге, Новотроицке и Бузулуке. Многие из специалистов, работающих в них, подготовлены у нас. Другими словами, в области уже шесть высокотехнологичных ангиографических аппаратов. При этом в нашей клинике, активно выполняющей плановые операции, которые, как уже сказано, нуждаются в значительном увеличении, необходим на экстренную помощь отдельный аппарат. Потому что сейчас привозят экстренного больного, а у нас плановый пациент на столе. Его же не снимешь, если операция идет. И будет семь аппаратов. А это значит, что каждый год минздрав должен закупать на замену по одному новому аппарату, потому что у этой техники ресурс как раз семь лет. А это в общем не простая нагрузка на бюджет, потому что оборудование стоит от 45 до 60 миллионов. Это служба, которая должна постоянно поддерживаться. Благо, на всех уровнях есть понимание специфики нашей работы. А во главе угла стоит самая важная задача — здоровье наших земляков.

– Слышал от разных людей, что нужно каждый день пить кроворазжижающий аспирин и тогда все будет хорошо.

– На самом деле его принимать действительно стоит ежедневно. Аспирин – это не простой препарат. Он доступный, известный. Влияет на свертываемость крови и сейчас уже рассматривается учеными на новом уровне. Раньше считалось, что нужна микродоза в 0,125 грамма, а сегодня появились научные исследования, что дозу нужно рассчитывать по весу тела. Это логично, хотя пока еще и не может быть рекомендовано для всех, т.к. требует более убедительных доказательств. И вот людям после 50 лет я бы советовал принимать этот препарат. И, в общем, следить за своим здоровьем и здоровым образом жизни.

Share This