Понимание, что нет никаких других рук, кроме наших, и все «хаты с краю» уже давно сгорели, привело нашу героиню в политику. Ведь кто, если не мы сами, изменит нашу жизнь к лучшему? Для нее нет «чужой беды», «ваших проблем» и она не привыкла полагаться на извечное «авось». Есть проблема? Ее надо решать здесь и сейчас. Что может привнести женщина в политику и уместен ли женский подход в этом нелегком деле, говорим сегодня с Екатериной Викторовной Калегиной.

катерина, Вы были на обложке «Дары» в далеком уже теперь 2014 году. Что за эти годы изменилось?»

— За это время изменилось многое. И именно благодаря этому прошедшие годы пролетели незаметно. Компания растет, вместе с ней расту и я, и мои сотрудники, мои коллеги. Если говорить о личной жизни, то повзрослел сын, в нашей семье родилась и подросла дочка.

– В основе Вашей компании «Виктор. Спецодежда» лежал семейный бизнес. Как Вы считаете, насколько этот вид предпринимательства приемлем в России?

— На мой взгляд, в нашей стране семейный бизнес – это исконные русские традиции: купцы, ремесленники, крестьяне – все передавали свои знания и навыки из поколения в поколение, родители с радостью и надеждой привлекали детей в свое дело, с намерением передать в последующем им. Я думаю, в нашей культуре этот подход заложен глубоко, родители ищут в детях своих помощников.

– Собственных детей Вы видите в своем бизнесе?

— Признаюсь, я долго пыталась настроить старшего сына на эти «рельсы». Где-то до третьего класса я пыталась передавать ему эти традиции, бизнес-идеи, он учился в детской бизнес-школе MBA, участвовал в различных проектах. Но в какой-то момент я увидела, что это неправильно: дети должны иметь свою жизнь, свои цели, свои планы. И как раз в этом семейный бизнес может помочь. Но у каждого человека свое предназначение, и я позволю своим детям найти его самостоятельно. Если это будет связано с нашим же бизнесом – я буду рада, если нет – тоже хорошо. Ведь есть разные пути, как бизнес передать потомкам и сохранить на долгие десятилетия. Всегда можно найти хороших управляющих, которые справятся не хуже, чем те люди, которые росли в этом деле.

– Сейчас и в бизнесе, и в политике много женщин. С чем, на Ваш взгляд, связана эта тенденция?

– Давайте порассуждаем на моем примере. Мы производим спецодежду. Швейный цех – это женщины. Я помню, когда отец поздравлял сотрудниц с 8 Марта, да и с любым другим праздником, он всегда говорил: «На вас, на ваших руках все держится!» И всегда приводил примеры: в Великой Отечественной победили благодаря женщинам, в 90-е выстояли благодаря им же.

Сейчас, наверное, опять происходит какой-то новый цикл, когда стране требуются женские руки, которые по-хозяйски так, по-матерински ее поднимут. Какая-то трансформация в стране идет, и не могу сказать, что она положительная, позитивная. Возможно, женщины в первую очередь это чувствуют, ведь в нас генетически заложен инстинкт сохранения рода. Все, чем мы владеем, что мы делаем – это ради детей, ради будущего. Поэтому, на мой взгляд, женщины сейчас это почувствовали. А мужчины, так скажем, отдают «на аутсорсинг» эту функцию.

– Какова роль женщины в политике? Что самое важное она привносит в эту сферу?

— Порядок. Доброту. Для меня это очень важно. Опять же, если посмотреть в целом: политики – это родоначальники всех идей и изменений в обществе. И когда мы наблюдаем за тем, что творится в политике со стороны, мы видим, что мужчины часто принимают жесткие решения.

При этом я сама долго не разделяла решения на «женские» и «мужские». Я с юности в бизнесе, а там все настолько запутано и переплетено, что нет четкой границы: это женский бизнес, это мужской. У меня все клиенты – мужчины, все сотрудники – женщины. А бизнес сам по себе – это мужское занятие в любом

случае. И никогда у женщин приоритета в этой сфере не было. К примеру, из-за того что ты женщина, тебе поставщик скидку не сделает, и клиент не совершит заказ, только чтобы сделать тебе приятно. И здесь, как говорится, ничего личного, просто в бизнесе все равны.

– В политике так же?

– И вот в политике, как мне кажется, тоже все равны. Но когда женщина берется за любое дело, она делает это по-другому. И цели у мужчин и у женщина, как правило, абсолютно разные. Потому что мы – матери, мы должны создать ту среду, где будут жить наши дети. И при принятии решений мы руководствуемся этими соображениями: а для детей это будет хорошо? А все остальное потом, и бизнес, наверное, в самую последнюю очередь. Женщины в политике как раз для этого и нужны, чтобы напоминать мужчинам, что у них тоже есть дети, и сами мужчины находятся в политике не только из-за бизнеса.

– Как депутат Вы сейчас решаете много проблем семьи, больше нацелены на них. Какие проблемы в наших оренбургских семьях сейчас присутствуют?

— Приходится решать много разных вопросов. Моя политическая судьба привела меня к социальным вопросам, несмотря на то, что я социальной политики, в принципе, очень редко касалась. Но как-то так сложилось. Наверное, именно женское доверие меня в эту сторону и привело. Сейчас в Горсовете активно проводится работа с некоммерческими организациями, с фондами, в том числе благотворительными, с социальным предпринимательством. По роду своей деятельности я начала с ними знакомиться. Почти все они в первую очередь решают проблемы семьи, женщин, детей.

Если говорить о проблемах, их много. К сожалению, сейчас у нас много семей, которые находятся практически за чертой бедности. Много семей из-за этого распадается. Мужчины в поисках работы уезжают из Оренбургской области. Что при этом творится с детьми? Женщины берут все на себя, воспитывают детей, сохраняют дом, в то время пока мужчины на вахтах. Кусок хлеба достается теперь все тяжелее и тяжелее с каждым годом. Поэтому женщины активизировались. Мы понимаем, что нашим мужчинам очень сложно, и мы должны им помочь.

– Как Вы видите решение этой основной проблемы?

— Мы называем наше государство социальным, но на деле сейчас оно таковым не является. Единственное решение – реально, а не на бумаге, его таким сделать. И наше законодательство должно быть направлено в первую очередь на решение социальных вопросов. Сложившуюся систему переделывать сложно, но возможно. К примеру, в этом году нам удалось добиться от Горсовета перераспределения бюджета: 2,5 миллиона рублей, которые изначально планировали потратить на приобретение служебного автомобиля, были направлены на молодежную политику. И это правильно. Когда вся государственная система будет настроена на решение социальных проблем, а не бизнес-задач, тогда ситуация автоматически выровняется и все будет хорошо.

– Как Вы видите в будущем свою маленькую дочку? Какой судьбы Вы желаете ей и всем детям нашей страны и самой стране?

— Вы совершенно верно подметили: судьба наших детей – это судьба нашей страны. Я желаю им быть счастливыми.

для справки

Успешно работающая сегодня компания «Виктор. Спецодежда» была основана в постперестроечное время отцом Екатерины Виктором Дмитриевичем Працюком. Правда, тогда небольшое начинающееся предприятие носило название «Катрина», в честь старшей дочери, которая со студенческой скамьи помогала отцу налаживать производственные и бизнес-процессы. Когда в 2012 году Виктора Дмитриевича не стало, его дочери Екатерина и Мария продолжили дело отца, а также сменили название компании на «Виктор. Спецодежда» в память папы.

Екатерина Викторовна Калегина

•Член Бюро Совета и член Совета регионального отделения партии «Справедливая Россия» в Оренбургской области.

•Депутат Оренбургского городского Совета.

•Член Совета региональной Палаты депутатов партии «Справедливая Россия» в Оренбургской области.

•Руководитель компании «Виктор. Спецодежда».

•Общественный омбудсмен по защите прав предпринимателей в сфере охраны труда и промышленной безопасности.

Share This